Архаика

Архаика (от греч. archaikos — старинный, древний), в искусствознании — ранний период древнегреческой культуры. Архаический период не отделен от геометрического резкой хронологической границей: его начало приблизительно определяется VIII в. до н. э., конец — началом V в. до н. э., иногда — концом первой четверти V в. до н. э. Историческим фоном архаического периода была Великая греческая колонизация, раздвинувшая пределы известного грекам мира (до Черного моря, западных пределов Средиземного моря, государств и народов Древнего Востока).

В архаическую эпоху появляется и расцветает лирика (Сапфо, Алкей, Алкман, Ивик, Анакреонт), не пресекается эпический жанр (продолжатели гомеровского эпоса), зарождается особый жанр историографии (логограф Гекатей Милетский), появляются первые драматурги (Феспид), формируется сама система драматургического театрального действа.

Характерной чертой греческой архаической культуры и всей греческой цивилизации в целом становится агонистика: соревновательность пронизывает все сферы деятельности греков — от спортивных, мусических, театральных, поэтических состязаний до области искусства, что оказывает несомненное влияние на всё ускоряющееся развитие и изменение всех отраслей знания и опыта у греков.

В архаический период рождается философия (первым называет себя философом Пифагор) — крупнейшими философами, а скорее ещё в древнем смысле мудрецами были представители Милетской (Ионийской) школы (Фалес, Гераклит и др.).

В это же время возникает и понятие философской школы, передающей и развивающей традицию от своего основателя: само развитие философских школ становится постепенно одним из связующих греческую мысль стержней вплоть до конца собственно античной цивилизации.

Для греческого искусства это эпоха открытий: новации в архитектуре, скульптуре и живописи определили облик всей греческой культуры в целом. Никогда более Греция не знала такого количества художественных школ, путей, богатства, разнообразия и оригинальности поисков.

В VII-VI вв. до н. э. складывается тип греческого храма с целлой, окруженной со всех сторон колоннадой, с доминирующим над фасадным портиком фронтоном со скульптурной группой, формируются два основных ордера греческой архитектуры: строгий дорический и изящный ионический.

Греческое понимание мироздания как разумно устроенного космоса, побеждающего стихийное и неоформленное, и в греческом храме нашло своё адекватное выражение — его структура в высшей степени ясна и продумана, конструктивно понятна.

Древнейшие из греческих храмов, известные нам в значительной степени по остаткам, — храмы Геры в Аргосе и Олимпии и храм Аполлона в Ферме (Этолия).

В греческой керамике, стилистически очень разнообразной, в VIII в. до н. э. широко распространяется так называемая ориентализирующая (восточная) манера, на которой сказалось сильное ближневосточное влияние: протокоринфские, протоаттические и другие вазописцы опоясывают весь сосуд горизонтальными полосами, заполненными бесконечными шествиями зверей восточного типа; весь узор, сохраняя старинные геометрические мотивы, приобретает иную ритмику, а многоцветность заставляет вспомнить об инкрустации, о пёстрых восточных тканях. В VII в. до н. э. в вазовую живопись проникают повествовательные, по преимуществу героические сюжеты.

О живописи VII-VI вв. до н. э. можно судить по вазовым рисункам, непосредственно продолжающим разработку тех сюжетов, форм и приемов, которые встречаются уже в искусстве конца VIII в. до н. э., и, несомненно, связанным с монументальной живописью.

Местные школы постепенно утрачивают свою самостоятельность, афинская чернофигурная вазопись приобретает господствующее положение, и когда афинские керамисты (Андокид) переходят в середине VI в. до н. э. к краснофигурной технике, этот шаг является решающим для всех греческих территорий.

Надписи на вазах сохранили имена самых знаменитых вазописцев архаики: Никосфен, Амасис, Эксекий, Андокид, Эпиктет, Евфроний, каждый из которых обладает своим индивидуальным узнаваемым стилем и был уже не простым ремесленником, а художником в подлинном смысле этого слова. В руках этих мастеров рисунок быстро совершенствуется: они изучают человека, находят правдоподобные соотношения между частями тела, перестают бояться пересечений, ракурсов и движения, тщательно изучают костяк фигуры, мускулатуры.

Такие же задачи в VI в. до н. э. решают и греческие скульпторы. Мастера обрабатывали глыбу не с одной стороны, углубляясь в толщу породы, а со всех сторон, добиваясь правильности контура сначала с четырёх точек зрения, а затем увеличивая по возможности их количество.

Древнейшие известные статуи — куросы, или Аполлоны, и коры (девы) — ещё совершенно неподвижны и фронтальны: явно, что художник более всего занят постижением пропорций, формами отдельных частей тела, чем механикой движения и пластикой.

Но уже во второй половине VI в. до н. э. происходят изменения: руки отделяются от туловища, ноги раздвигаются, увеличивается число осей вращения торса, глубже врезается в мрамор моделировка лица. К началу V в. до н. э. мастера знаменитых фронтонов эгинского храма Афины Афайи (Мюнхенская глиптотека) в значительной мере владеют человеческим телом, поворачивают его в любом направлении и заставляют совершать сложные движения.

Лица архаических кор и куросов отмечены особой, так называемой архаической улыбкой, придающей им выражение торжественной величавости божества, загадочности и недоступной смертным радости и надменности небожителя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: