Эллинистическое искусство

Эллинистическое искусство — искусство Древней Греции, стран Восточного Средиземноморья, Азии, северо-западных районов центральных и южных областей Средней Азии конца IV-I вв. до н. э.

Развитие эллинистического искусства приходится на время образования эллинистических монархий и распространения греческой культуры на обширных территориях Ближнего и Среднего Востока после завоеваний А. Македонского (334-323 гг. до н. э.).

Различают эллинистическое искусство собственно Греции; искусство, сложившееся на землях, тесно связанных с древнегреческой культурой (Малая Азия, восточное побережье Средиземного моря); искусство Древнего Египта, в котором сосуществовали греческие и египетские традиции.

В эллинистическом искусстве соединяются рационализм и экспрессивность, скептицизм и эмоциональность, элегичность и глубокий драматизм, архаизация и новаторство.

Местные художественные традиции по-разному вступали в контакт с культурой эллинов.

На Ближнем и Среднем Востоке взаимодействие греческих и местных элементов первоначально было незначительным; период бурного синтеза, в результате которого возникло искусство Гандхары, Парфии, Кушанского царства, начался после падения власти греко-македонян.

Эллинистическое зодчество отличается стремлением к освоению огромных открытых пространств, к эффекту грандиозности, величием и смелостью инженерно-строительной мысли, логикой конструкций, импозантностью форм, точностью и мастерством исполнения.

В подчёркнутой величественности художественного облика городов (Александрия в Египте, Антиохия на Оронте, Пергам, Приена в Малой Азии, Селевкия на Тигре), построенных по гипподамовой системе с прямоугольной сеткой улиц и принципу функционального зонирования, важная роль отводилась большим колоннадам и монументальным портикам-стаям; в формировании городских центров — царским дворцам, домам для собраний, театрам, святилищам.

Особенность эллинистических городов — величественные архитектурные ансамбли, для которых характерны согласованность зданий друг с другом и с окружающим ландшафтом, регулярность планировки, подчёркивание горизонталей и вертикалей фасадных плоскостей, симметричность и фронтальность композиций построек как элементов ансамбля, рассчитанных на восприятие с фасада.

Архитектурные типы общественных, жилых и культовых зданий восходили к сооружениям эпох греческой архаики и классики, но интерпретировались в духе времени; появились новые виды зданий — библиотеки, мусейоны (Александрийский мусейон), инженерные сооружения (Форосский маяк в Александрии).

Синкретизм эллинистической религии повлиял на развитие типов храмов, святилищ, алтарей, мемориальных зданий, в которых сильнее, чем в гражданских постройках, сказалось взаимодействие с искусством Востока (святилище Асклепия на острове Кос, катакомбы Комэш-Шукафа в Александрии, городище Ай-Ханум в Северном Афганистане).

Своеобразие эллинистического зодчества нашло выражение в эффектных пластических композициях алтарей Малой Азии (алтарь Зевса в Пергаме).

Эллинистический ордер отличается тенденцией к усилению декоративно-оформительских функций за счёт конструктивной.

В восточно-эллинистическом искусстве греческие ордера подверглись местной интерпретации («псевдокоринфские» капители колонн в Ай-Хануме).

В изобразительном искусстве сосуществование противоречивых тенденций проявилось как в различиях художественных школ, так и в разработке черт, наметившихся в греческой скульптуре IV в. до н. э., — экспрессивности пластики Скопаса, лиричности произведений Праксителя, динамичности форм в работах Лисиппа.

Наряду с творческим использованием классического наследия, созданием гармонических образов (Афродита Мелосская, мрамор, II в. до н. э.) существовала тенденция механического подражания классике, порождавшая внутренне холодные, лжепатетические произведения (статуя Аполлона Мусагета, нач. III в. до н. э.).

Скульптура перестала служить гражданству, идеалам полиса; в ней нарастали отвлечённость, декоративность, повествовательность, подчас иллюстративность («Лаокоон», мрамор, I в. до н. э., скульпторы Агесандр, Полидор, Атенодор, музей Пио-Клементино, Ватикан).

Характерные для ряда школ эллинистической пластики драматизм, экспрессия и патетическая страстность, призванные активно воздействовать на зрителя, внутренняя напряжённость образов и внешняя эффектность форм, построенных на взаимодействии с окружающим пространством, неожиданные ракурсы и динамичные жесты, сложный рисунок композиции и смелые контрасты света и тени наиболее ярко выражены в горельефном фризе алтаря Зевса в Пергаме (II в. до н. э.), статуе Ники Самофракийской (II в. до н. э.).

Многоплановость и противоречивость эллинистической скульптуры проявились в сосуществовании идеализированных портретов монархов, гигантских статуй божеств («Колосс Родосский»), гротескных мифологических (сирены, сатиры) или жанровых, интимных (терракоты Танагры) образов, острохарактерных изображений стариков, драматических «портретов философов».

Широкое развитие получила садово-парковая скульптура, проникнутая настроениями гедонизма.

О работе эллинистических скульпторов на Востоке можно судить по ряду портретов греко-бактрийских монархов (фрагмент портретной статуи Антиоха, середина II в. до н. э.) и храмовым статуям (изображения их предположительно воспроизведены на монетах селевкидских и греко-бактрийских царей).

Археологические находки 1960—1970-х гг. доказывают существование местных скульптурных мастерских (статуя юноши из Ай-Ханума, II в. до н. э.), продукция которых стилистически не отличалась от массовых образцов скульптуры Восточного Средиземноморья (статуэтки эллинских божеств из Нехавенда, Северный Иран, III — II вв. до н. э.).

Сочетанием греческого сюжета с необычной для Греции древнеиранской техникой наскального рельефа выделяется изображение Геракла на одном из рельефов в Бехистуне в Иране.

В Месопотамии ведущим видом изобразительного искусства, видимо, была коропластика, в которой, так же, как и в глиптике (оттиски печатей из Селевкии на Тигре), господствовали типы и сюжеты, характерные для всего эллинистического искусства.

В эллинистической живописи (фрески, мозаики; в основном известны по римским копиям из Помпеи и Геркуланума), как и в скульптуре, наряду с классицизирующей концепцией развивалась более свободная экспрессивная манера изображения; эволюционировали и сосуществовали такие черты, как повествовательность, декоративность, эскизность.

Монументально спокойным композициям («Хирон, воспитывающий Ахилла», фреска из Геркуланума, IV в. до н. э.) противостоят динамичные, смелые по рисунку сцены. Преобладают мифические сюжеты, темы неожиданных драматических встреч или трагических ситуаций («Медея перед убийством своих детей», фреска из Помпеи, римская копия I в. до н. э.).

Интерес к человеческой индивидуальности проявился в создании ярких жанровых образов («Уличные музыканты», художник Диоскурид из Самоса, мозаика, конец II в. до н. э.).

Общие для эллинистического искусства тенденции прослеживаются в вазописи, глиптике, торевтике, художественных сосудах из стекла.

Влияние эллинистического искусства сказалось во многих областях древнего мира: от Карфагена и Древнего Рима до Синьцзяна (Китай) на Востоке; эллинистические художественные принципы творчески перерабатывались в искусстве Византии, Ирана, Средней Азии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: