Серебряный век культуры

Серебряный век культуры — период русского культурного Ренессанса (по определению Н. Бердяева) на рубеже XIX и XX вв., ознаменовавшийся расцветом философии, искусства, литературы, в первую очередь — поэзии.

Последние десятилетия XIX столетия дали миру целую плеяду русских поэтов, которые, при всём многообразии своих художественных устремлений (символизм, акмеизм, футуризм), явились творцами единого культурного феномена, который позднее и получил название «серебряный век».

В сферу художественных поисков вовлекались музыка, театр, живопись.

Хронологически он укладывается в два-три десятилетия, предшествовавшие 1917 г., но по своему духовному потенциалу, «энергетическим ресурсам», действительно, вполне сопоставим со столетием.

«Серебряный век» — эпоха открытий и экспериментов.

Художники, поэты, музыканты как никогда много путешествовали по миру, обязательно посещая «Мекку» европейской цивилизации — Париж.

Чужая история и культура осваивались русским искусством, прорастая экзотическими темами и изысканными формами.

Православие и католицизм, буддизм и индуизм, философия Ф. Ницше и антропософия Р. Штейнера — духовные истоки русского «серебряного века».

Определяющими координатами «серебряного века» стали пафос жизнетворчества, подразумевавший неразделимость личности художника и его творения, а также культ красоты, вера в могущество слова, поиски нового поэтического языка.

Название «серебряный век» отсылает к «золотому» — пушкинскому— веку. Между ними можно провести много параллелей, наметить линии преемственности.

Но в «серебряном веке» явственнее звучит драматическая нота — предчувствие приближающейся катастрофы. События 1917 г. разрушили атмосферу, обусловившую процветание поэзии.

Русским поэтам предстоял крестный путь — свой для каждого. Н.С. Гумилёв, О.Э. Мандельштам, Н.А. Клюев стали жертвами репрессий. С.А. Есенин, В.В. Маяковский, М.И. Цветаева не смогли жить в условиях губительного для поэтов «отсутствия воздуха» (о нем говорил в речи о Пушкине А. А. Блок, как бы предчувствуя и собственную судьбу). Б. Л. Пастернак и А. А. Ахматова дожили до преклонных лет, постоянно подвергаясь травле. В. Ф. Ходасевич, Г. В. Иванов и многие другие, оказавшиеся на чужбине, испили горькую чашу изгнанничества.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: