София, Премудрость

София, Премудрость (греч. sophia — мастерство, знание, мудрость; евр. hochemah) — в религиозных представлениях иудеев и христиан: олицетворённая мудрость Божества.

Термин возник в Древней Греции. У Гомера он встречается в сочетании с именем богини Афины применительно к делу строительства, художества и ремесла. Сама Афина считалась олицетворением мудрости.

В ветхозаветной традиции понятие Премудрости приобретает личностный характер. Позднебиблейская дидактическая литература (книги «Премудрость Соломона», «Премудрость Иисуса, сына Сирахова») даёт образ «Премудрости Божией» как олицетворённого существа — порождения верховного Отца-Вседержителя (Прем. Сол. 7:25 след.), вышедшего «из уст Всевышнего» (Иис. Сир. 24:3).

Премудрость по отношению к Богу — это Его устрояющая мир воля. Она описывается как «художница» (Притч. 8:27-31), строящая мир по законам божественного промысла; в природу этой космогонической СОФИИ-«художницы» входит «веселие».

Созидаемый и обустраиваемый дом — один из главных символов библейской Премудрости (Притч. 9:1 и др.).

В раввинистической и поздней гностической мысли СОФИЯ сближалась с материнской изначальностью.

Специфику СОФИИ составляет глубинная связь с Космосом и с человечеством, за которое она заступается.

Христианство воспринимает понимание СОФИИ как личности.

Ориген описывает её как «бестелесное бытие многообразных мыслей, объемлющее логосы мирового целого», но в то же время как «одушевлённое и как бы живое».

В раннюю эпоху развития христианства представление о С. сближалось с образом Христа-Логоса (1 Кор. 1:24 прямо определяет Иисуса Христа как «Божию силу и Божию премудрость»), а затем и с Духом Святым.

В русской православной традиции митрополит Илларион описывает Крещение Руси как приход «Премудрости Божией»; СОФИИ были посвящены построенные в XI в. три главные русские церкви (в Киеве, Новгороде и Полоцке).

На русской почве к XV-XVI вв. складывается богатая иконография СОФИИ, где СОФИЯ имеет вид ангела, её лик и руки — огненного цвета, за спиной — два крыла. Она одета в царское облачение, на голове — золотой венец. Ей предстоят молящиеся Дева Мария и Иоанн Креститель; над головой виден по пояс благословляющий Христос (являющий Собой её «главу»).

Облик СОФИИ как в православной, так и в католической традиции постепенно сближается с образом Девы Марии как просветлённого творения, в котором становится «софийным» и облагораживается весь Космос.

В христианской агиографической традиции имя «СОФИЯ» носит также мученица, казнённая в Риме во II в. вместе с дочерьми Верой, Надеждой и Любовью (имена символичны — «Мудрость» как мать трёх «теологических добродетелей »).

На Западе к символу СОФИИ специально обращается лишь немецкая мистика (Г. Сузо, Я. Бёме), позднее — пиетизм (Г. Арнольд).

Религиозно-философской разработкой понятия СОФИИ занимался (с опорой на восточнохристианскую традицию) в конце XIX — нач. XX в. русский идеализм.

Для В. С. Соловьёва СОФИЯ — это «...единство истинное, не противополагающее себя множественности, не исключающее ее, но... всё в себе заключающее» («Россия и Вселенская Церковь»). П. А. Флоренский рассматривал СОФИЮ как «идеальную личность мира», целомудрие, которым поддерживается целость мира, «актуальную бесконечность» («Столп и утверждение истины»).

Систематическим развитием круга идей софиологии занимался С. Н. Булгаков («Свет невечерний»).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: